Пентаграмма – рассказ-быль

Пентаграмма – рассказ-быль

Они есть среди нас.
По тому, как смотрят.
По тому, как вы неосознанно останавливаете взгляд на незнакомом для вас человеке, который, словно чувствуя позыв к ответу, ищет взглядом в толпе того, кто его безмолвно зовёт откликнуться на свое чутьё шелеста крыльев ангела.
Поверьте мне, они есть.
Люди, души которых вернулись в эту жизнь зрелыми, чтобы осознавать насколько всё относительно, чтобы терять время на выяснение доказательств присутствия взаимопонимания между незнакомыми людьми только по выражению глаз и внезапного при этом ощущения родства с тем, кто на тебя смотрит..
В первый раз, когда меня это удивило, а вместе с тем очень испугало, случилось очень давно.
В те времена, я жила в столице-матушке к которой никак не могла привыкнуть.
Несмотря на внешнее благополучие своей жизни в большом городе, меня не покидало относительность того, что вся эта московская жизнь не для меня. Бесконечная суета, а вместе с тем монотонность городской жизни делали из меня человека борющегося с невидимыми ветряными мельницами, которые отнимали всю мою энергию к жизни.
С каждым днём мельниц становилось все больше, а энергии и позитива, получаемые от большого города населенного людьми со стеклянными глазами все меньше.
Это случилось до того, когда я научусь в будущем читать посылаемые свыше знаки судьбы.
Было очень раннее ноябрьское утро. Моя работа начиналась в семь утра и чтобы успеть от своего дома добраться к этому времени на другой конец города, нужно было выйти из дома не позднее шести.
Полусонная, стоя на автобусной остановке, я вдруг в какие-то доли секунды увидела себя со стороны. Маленькая, завернутая в шарф голова и большое в надутом пуховике туловище. Сапоги были не по сезону на каблуках и это создавало неустойчивость фигуре. Мне казалось, что я качаюсь на воздухе и если, вдруг, сейчас я отступлю и сделаю шаг, то непременно упаду.
Подъехала заледенелая маршрутка. Водитель видя, что я не двигаюсь быстро отъехал окутав парами выхлопных газов.
Я стояла и не могла двинуться внезапно решив, наконец, покончить с такой рабской зависимостью от обстоятельств вынуждающих меня жить столь зависимо от бестолковой работы от которой я тупела изо дня в день.
Подъехала следующая маршрутка и я замерзшая, словно сосулька, нырнула в тепло салона.
Села у окна, лицом к черному в темноте кабины силуэту водителя.
Память все ещё помнила вчерашнюю вечернюю темноту, когда я таким же маршрутом возвращалась с работы домой и было неясно, что там за окнами маршрутного такси : неясный темный рассвет, как предвестие нового дня или густые сумерки зимнего вечера.
Она шагнула внутрь салона маршрутного такси и села на одно из кресел сиденья, спиной к водителю. Женщина с распущенными густыми и вьющимися с проседью волосами, одетая не по сезону очень легко, вошла, словно вспорхнув на одной из остановок.
Она села напротив.
Напротив всех тех, кто мог бы разглядывать её не стесняясь своих блуждающих глаз.
Людей, делающих вид безразличия ко всем внешним обстоятельствам других незнакомых.
Но салон был пуст и только я, сонно, словно пропуская через себя эту внезапно появившиюся свежесть стала намного приходить в себя от утреннего наваждения ночи.
Мне стало интересно откуда и куда едет в такое время женщина так свежо пахнущая весной.
Это произошло, как вспышка, какой-то электрический удар внутри всего тела.
Неясное чувство радости мгновения, словно включили моей внутренний свет, разлилось по всему телу.
Сердце мое мне подсказывало, что что-то сейчас произойдёт необыкновенное. Я смотрела и ждала.
А меня в это время кто-то окликал подождать немного.
Ярко – малиновый рюкзачок женщины не давал ей полностью откинуться спиной к сиденью и поэтому, она согнувшись под его тяжестью, как бы присела на край сидения, готовая в любой момент соскочить с него при резком торможении авто.
Опустив голову так что не было видно лица из-за распущенных волос, разделённых прямым пробором на две ровные части, она казалось, только и ждёт чтобы поскорее выйти на своей остановке.
Я не могла пошевелиться, боясь что это лишь мое видение, когда грубый оклик водителя об оплате за проезд вывел меня из оцепенения.
Я протянула мелочь, прося передать водителю.
Взяв деньги и обернувшись профилем к кабине водителя, она обнажила от волос лицо, светящееся в полутьме белизной кожи.
Мы встретились глазами и она улыбнувшись показала на мой медальон из под распахнутого пуховика.
— Это тяжело носить. Есть люди, которым легко. Я не могу, меня это слишком удерживает от моих целей в жизни. Попробуйте освободиться от внешних атрибутов в жизни, ведь вы знаете, что они вам не нужны.
Женщина говорила, смотря прямо на мою пентаграмму с лучами из центра, образующую пятиконечную звезду с пентагоном внутри, которая являлась моим защитным символом от любых магических атак.
Смотря прямо перед собой, стараясь не встречаться со мной глазами, она после небольшой паузы, продолжила свой монолог:
— Я отнюдь не являюсь противником такой активной защиты, но для людей с расширенным сознанием они несут разрушительную силу и вы становитесь источником своей порчи внутри себя. Человек энергетически сгорает и вскоре может даже погибнуть.
Маршрутка подъехала к конечной станции метро и женщина молча открыв двери, лишь кивнула головой на прощание.
Я не могла двинуться.
Водитель недовольно обернувшись, нервно вздохнул:
— Во народ даёт ! Мало того, что не заплатила, так хоть бы спасибо сказала!Рюкзачок хренов… Ну что? Будете выходить или опять по кругу поедем?
……..
В тот же день я уволилась с работы. Выкинула всю ненужную литературу по магии, оккультизму и эзотерике. Сложила карты в красный бархат и убрала далеко за антресоли, желая забыть и больше никогда не трогать. Через два месяца случайно встретилась в метро со школьной подругой, которая жила за границей и приехав в Москву остановилась в гостинице.
Мы провели весь её короткий отпуск вместе, а через месяц я вылетела по приглашению к ней на свадьбу и это определило всю моя дальнейшую жизнь расставания со страной.
Домой я уже всегда возвращалась только в гости к родным …